в котором выходят книги автора международных бестселлеров Л. Рона Хаббарда

19-й Американский ППК

 19-й Американский ППК

19-й Американский ППК

«Мы прямо сейчас входим в век космической оперы. И мы, пожалуй, единственные люди, которые знают что-то о том, с чем столкнулись дядюшка Сэм и дядюшка Хрущ». В то время как советский лидер Хрущёв радовался русскому спутнику и превосходству русских в космической гонке, Рон собрал действительно исторический ППК. Следуя за «наиболее важным конгрессом, который только у нас был» — «Конгрессом способностей», 19-й Американский ППК был начат с описания инцидентов на полном траке, в которых духовным существам устанавливались импланты в различных космических обществах, и о последствиях этого для каждого преклира и для цивилизации. Важнейшим средством для одитинга был Е-метр, представленный вновь в связи с техническим прогрессом в электронике, что позволило создать новый, транзисторный, Е-метр: «Американский голубой Е-метр». И всё же сделала этот конгресс монументальным процедура «Клир» — приведение в систему всех процессов, которые одиторы нашли наиболее эффективными. Эта процедура состояла из точных шагов, ведущих к достижению состояния Клир. И когда одиторы сделали не менее пятнадцати Клиров на самом курсе, это ознаменовало великое достижение — другие одиторы, а не Рон, обладая навыками, ноу-хау и уверенностью, могли клировать других людей. Это явилось залогом успеха в единственной гонке, которая имела значение, — в планетарном клировании.

Читать далее
Купить
30 000 руб
Бесплатная доставка в настоящее время право на бесплатную доставку.
В наличии. ЗАКАЗЫ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ТЕЧЕНИЕ 24 ЧАСОВ
Формат: Компакт-диск
Лекции: 40

Больше о 19-й Американский ППК

«Я считаю, что мы совершили первый существенный прорыв в этой вселенной за очень, очень долгий срок.

Самому увидеть чрезвычайно бездеятельное, но при этом очень мудрое состояние восточного святого человека, принять реальное участие в этом и ощутить нечто вроде ужаса от того, что люди могут быть настолько инертными, знать так много и делать так мало; а затем развернуться в противоположную сторону и увидеть безжалостность инженерной науки… вероятно, несоответствие было слишком велико что с одной стороны, что с другой. И в шоке от увиденного, будучи не в состоянии примирить эти два мира, я сделал то, что сделал… и мы совершили прорыв» (Л. Рон Хаббард).

4 октября 1957 года сфера из сплава алюминия 60 сантиметров в диаметре и весом 80 килограмм покинула Землю на скорости 8 километров в секунду и, прошив атмосферу, вышла на орбиту в 900 километрах над поверхностью планеты. Советский «Спутник» вошёл в историю, и наступила космическая эра.

Тем не менее у правительств Запада, для которых этот запуск явился абсолютным сюрпризом, это событие вызвало скорее ужас, чем желание его отпраздновать. А когда через месяц последовал запуск второго советского спутника, значительно превосходящего первый по размеру, господство коммунистов в этой новой сфере казалось очевидным — особенно после того, как 6 декабря поспешная попытка американцев сравняться со страной Советов закончилась взрывом ракеты «Вангард» через 2 секунды после её запуска. Поэтому американские политические лидеры нервничали, оказавшись лицом к лицу с серьёзными последствиями, которые, по их мнению, этот провал в попытке занять господствующее положение в космосе мог повлечь за собой и в военной сфере.

Таков был общий фон политических событий, когда в последние дни декабря 1957 года Рон созвал, по его словам, «самый важный конгресс, который мы когда-либо проводили». «Конгресс способностей» характеризует серия объявлений о настоящих прорывах в исследованиях — именно здесь Рон представил слушателям данные об источнике умственных образов-картинок, об анатомии «Начать — Изменить — Остановить» и о той практической значимости, которые имели эти события мирового значения: способ выживания по Третьей динамике.

И по горячим следам «Конгресса способностей», с детальным описанием того, как применять данные в одитинге, последовал 19-й Американский продвинутый практический курс. И если конгресс был поистине историческим, то ППК был не менее достопамятным. Ведь одиторам, которые собрались, чтобы оказаться на одном из ныне легендарных ППК Рона, предстояло немало узнать об «эпохе космоса» — значительно больше, чем американский президент Эйзенхауэр или советский лидер Хрущёв когда-либо смогли бы знать про это.

20 января 1958 года. Изящное, покрытое плющом здание на перекрёстке улиц 19-й и Эр-стрит в Вашингтоне. Атмосфера наэлектризована ощущением срочности и ожиданиями, которые вскоре были более чем удовлетворены:

«Просто удивительно, как много от космической оперы сейчас всплывает. На самом деле космическая опера рестимулируется с научной фантастикой. Или научная фантастика рестимулируется космической оперой. Но мы прямо сейчас входим в век космической оперы. И мы, пожалуй, единственные люди, которые знают что-то о том, с чем столкнулись дядюшка Сэм и дядюшка Хрущ».

За этим последовал захватывающий рассказ Рона об инцидентах на полном траке, имплантированных духовным существам космическими обществами, об их значении для этой цивилизации и, в частности, об их последствиях для каждого преклира.

«Вы получаете какую-нибудь хаотичность в космической опере, какую я вам только что описал, — и парень спускает занавес. Он просто в буквальном смысле этого слова бросает на это умственный образ-картинку, называемую „занавесом“.

Ну, обычно он находит её на прошлом траке и обычно она берётся из космической оперы. А количество силы, взрывной волны, продолжительности и расстройства, которые содержатся в одном из инцидентов космической оперы, могут заставить всё, что могло случиться на Земле в этой стадии развития, выглядеть довольно-таки бледно. Там парня выстреливают из катапульты на скорости в парочку сотен тысяч миль в час в отвесную скалу — или делают что-то в этом роде, понимаете? У вас есть много ударов, у вас есть и то, и сё. То количество дикой жестокости, которое содержится в этих инцидентах, делает их очень неподатливыми. Так что потребовалось очень, очень много времени, чтобы найти решение для этих штуковин, которые называются полями. И то, что сегодня мы можем справиться с ними, — это настоящий триумф».

Основным инструментом в решении этой проблемы был Е-метр, его возвращение ни один из присутствовавших одиторов не мог предвидеть. От их использования отказались тремя годами ранее, так как их конструктор — Мэтисон — сделал их слишком сложными в обращении для человека, не имеющего инженерного образования. При этом реакции стрелки, как выяснилось, не отвечали требованиям продвинутых процессов, разработанных Роном для клирования. Тем не менее развитие электроники сделало возможным создание нового типа транзисторного Е-метра — знаменитого «Американского голубого Е-метра». Его использование уже доказало свою эффективность, сокращая время одитинга на две трети, и таким образом Е-метр занял своё заслуженное место компонента, необходимого для успешного достижения состояний Клир и Оперирующий тэтан.

И всё же, несмотря на всю важность прорывов Рона в исследованиях полного трака и инструментов, которые одиторы могли бы применять, их наивысшей точкой и конечной целью стала разработка, которая в своём применении сделала 19-й ППК воистину историческим: процедура «Клир». После того, как все процессы, которые, как выяснил Рон, работали наиболее эффективно в руках других одиторов, были систематизированы, эта процедура состояла из точных шагов, ведущих к достижению состояния Клир.

Так вот, принятие участия в сессии рассматривается здесь, в процедуре «Клир», и я хочу обратить ваше внимание на то, что ключевым элементом, главной «шестерёнкой», центральным моментом в принятии участия является «Помощь», и всё это очищается в ходе КОО 0, и именно на этом процессе делается акцент.

Добившись сотрудничества, одиторы продолжали продвигаться через следующие шаги процедуры «Клир» к основной цели — сделать преклира Причиной, поскольку это и был Клир — тэтан, который может осознанно быть причиной над жизнью, материей, энергией, временем и пространством — как субъективными, так и объективными. Тем временем, чтобы добиться полного понимания ими каждой грани клирования, Рон обучал их его истокам, механике и принципам:

  • История клирования — как тесно сплетены духовное и материальное и почему для того, чтобы справляться с жизнью, необходимы оба;
  • Четыре вселенные — одитор должен хорошо знать и уметь точно отличать одну от другой четыре вселенные: тэтана, разум, тело и материальную вселенную;
  • Оперирующий тэтан — как это состояние связано с состоянием Клир и почему человек достигнет состояния Клир при условии, что его одитор поставит перед собой цель продвинуть его до состояния Оперирующего тэтана;
  • Важность одитора — почему состояние «одитор» всегда выше состояния «Клир»;
  • Постулаты — первый постулат, который должен создать тэтан, чтобы стать очень, очень аберрированным, — это решить, что в жизни есть что-то, что может принести вред;
  • Клирование — людей клирует одитор, техники сами по себе никого не клируют;
  • Ответы на вопросы —Рон отвечал на вопросы студентов о том, что такое хорошие ТУ и как работать с полями, о В-и-О в сессии, о чтении показаний Е-метра и о «Процессинге мокапов».

И всё, чему учил Рон, дало свои плоды во всём, над чем он работал, — а его первоочередная цель состояла в обучении одиторов ещё со времён первого Центра и Книги Один. Ибо учитывая всю срочность клирования в широком масштабе, он поставил одно условие: он не будет никого обучать лично. Супервизировать курс и обеспечить то, что студенты знают, как одитировать, стало ответственностью исключительно инструкторов. Поэтому, когда не менее 15 из 35 избранных студентов ППК достигли великолепного состояния Клир на самом курсе, а многие другие серьёзно продвинулись по этому пути, это ознаменовало великое достижение, увенчавшее годы работы, — другие одиторы, а не Рон, при помощи навыков, ноу-хау и уверенности клировали людей, клировали их регулярно и тем самым заложили основу планетарного клирования.

В конечном счёте, то была единственная гонка, результат которой имел значение. Отсюда — операция «Клир»: «клирование вас, затем клирование вашего окружения, а потом — клирование вашей страны». Ведь как заявил Л. Рон Хаббард:

«Можно сказать, что мы как организация топтались на месте до этого дня. И этот день пришёл. И больше у нас нет нужды топтаться на месте. Вопреки деградирующему миру — мы сделали это, что бы ни творилось на Земле.

Что и требовалось доказать.

Это может быть сделано для Вас».

« Лекции ППК